⇡#«Убьем их всех»

Осенью нынешнего года исполняется ровно 60 лет с момента запуска советского спутника – первого космического аппарата, выведенного человечеством Земли на орбиту нашей планеты. А еще через несколько месяцев, в начале 2018, исполнится ровно 60 лет весьма примечательной организации под названием DARPA (Агентство передовых исследований Министерства обороны США). И это совсем не случайное совпадение, естественно.

Если в СССР – вместе со всем прочим «прогрессивным человечеством» планеты – радостно ликовали и празднично отмечали столь выдающийся успех на пути научно-технического прогресса, то для военных и политиков США русский Sputnik оказался в высшей степени неожиданным и очень неприятным сюрпризом. Означавшим, прежде всего, что теперь у их заклятых врагов-коммунистов имеются космические ракеты, способные быстро доставить термоядерные бомбы в любую точку земли…

Поскольку ракетно-космическую программу США возглавлял в тот период Вернер фон Браун, до этого весьма успешно создававший баллистические ракеты «Фау-2» для гитлеровской Германии, то должно быть понятно, что у американцев имелись все основания быть уверенными в своем техническом превосходстве. Однако главное, что они явно недооценили, — это чудовищная мощь государственной бюрократии, способной задушить и сгубить абсолютно любые, даже реально нужные стране инициативы.

Существуют документально подтверждаемые свидетельства того, что, когда фон Брауну сообщили про космический успех Советов, он среагировал мгновенно и примерно такими словами: «Господи, ну дайте мне 60 дней для нормальной работы над делом (90 дней, Вернер, – тут же подкорректировал его соратник-немец), и я запущу вам аппарат на орбиту»… И ведь действительно запустил, что интересно. Первого февраля 1958 года, в обход препон государственной бюрократии.

Таким образом, оценивая данный эпизод с исторической точки зрения, есть все основания говорить, что великий советский успех с запуском спутника в космос стал непосредственным толчком и причиной для появления в составе Пентагона (а также и госструктур США в целом) крайне необычного подразделения. Поначалу агентство именовалось ARPA (Advanced Research Projects Agency), а необычность его прежде всего заключалась в базовом принципе функционирования – «никакой бюрократической волокиты».

Ядро агентства передовых исследований составляют полторы сотни грамотных, специально отбираемых менеджеров из рядов технически продвинутых военных, инженеров и ученых. Они распоряжаются немалыми – на сотни миллионов долларов – бюджетными средствами. Менеджеры выявляют и ставят актуальные задачи, решение которых необходимо для укрепления национальной безопасности, а затем – в лабораториях университетов и промышленности – ищут тех, кто мог бы их решить.

Если у кандидатов есть чем убедить агентство в своих возможностях, они тут же получают приличные деньги в рамках стандартной 3-5-летней программы на исследования-разработку. И всё – вперед, работайте…

Согласно еще одному хорошо задокументированному преданию агентства, самое знаменитое, пожалуй, детище DARPA под названием Интернет (тогда это именовали ARPANET) родилось в 1968 году как результат 15-минутного разговора менеджера с директором. Разговор был типа такого: «Есть интересная идея для конструкции надежной и стойкой компьютерной сети – на основе распределенной коммутации пакетов». – «Окей, сколько нужно на разработку?» – «Примерно миллион». – «Считай, что он у тебя есть»…

Ну а чтобы вся эта замечательная кухня не превращалась в очередную сытную схему коррупционеров по распилу бюджета, менеджеров агентства постоянно обновляют – как правило, вместе со сменой программ и проектов разработки. Это еще один из базовых принципов функционирования структуры, так что никаких обид. Никаких обид даже среди регулярно сменяемых директоров.

Что же касается миссии Агентства, то она с первых дней остается по сути неизменной на протяжении всех прошедших десятилетий: «Не допускать технологических сюрпризов для себя и регулярно преподносить их нашим врагам»… Важнейший здесь нюанс, конечно же, это как именно понимается суть сюрпризов с точки зрения Пентагона – как головной для DARPA структуры. Или, иначе, структуры, остро заточенной для войны с врагами нации.

Вряд ли кого-то это должно удивлять, но в кулуарах DARPA и министерства обороны США главные цели Агентства довольно долго было принято формулировать другими, куда более жесткими и циничными словами: «Для начала мы должны уметь их всех найти, а затем – всех их убить». Позднее, когда ясный главный противник в лице СССР как-то вдруг – причем абсолютно без участия DARPA – исчез с карты мира, а новой смертельной угрозой для Америки был назначен безликий мировой терроризм, гранд-задачу стали формулировать несколько иначе: «Если найти всех мы не можем, то, по крайней мере, мы должны быть способны их всех убить».

Теперь же, наконец, когда многолетняя глобальная война с терроризмом не принесла ничего хотя бы отдаленно похожего на победу, уже и некоторые высокопоставленные чиновники начинают понимать, что даже самые лучшие в мире технологии не помогут тебе победить врагов, если считать врагами всех, кто видит мир иначе, чем ты. Один из недавних директоров DARPA, Тони Тетер, в частности, на слушаниях в конгрессе резюмировал ситуацию так: «Вы знаете, ведь мы же не можем пойти и убить их всех».

Но хотя формулировка миссии Агентства, как видим, очевидно претерпевает изменения, один из ключевых ее принципов – о регулярной подготовке сюрпризов – по-прежнему работает хорошо и эффективно.

⇡#Сторона парадная и сторона секретная

В апреле 2008 года вице-президент США Дик Чейни, один из главных архитекторов вторжений в Афганистан и Ирак под девизом «глобальной войны с терроризмом», устроил в столичном отеле «Вашингтон-Хилтон» грандиозный банкет на 1600 персон (за счет госбюджета, естественно). Гранд-банкет был посвящен празднованию 50-летней годовщины DARPA и выдающихся достижений этого агентства на поприще изобретательной борьбы с врагами Америки.

Тот же Чейни выступил на мероприятии и главным докладчиком, в речи своей особо отметив блестящие успехи DARPA в такой области, в частности, как беспилотные самолеты-дроны, ставшие для администрации Буша-сына своего рода символом войны с терроризмом. Напомнив о своей прошлой госслужбе в качестве министра обороны в администрации президента Буша-папы и об их предыдущей войне с Ираком, Чейни представил историю так:

«Одной из вещей, которой нам тогда сильно недоставало при операции «Буря в пустыне», были беспилотные воздушные дроны. Но затем благодаря DARPA эта технология получила быстрое развитие в начале 1990-х. Так что далее мы уже смогли по полной и постоянно использовать ее в Афганистане и в Ираке – как для разведки местности и дистанционного отслеживания противника, так и для ударов по врагам».

Помимо закрытых праздников «для своих», в ознаменование полувекового юбилея DARPA было решено также подготовить и выпустить для широкой публики особую книгу с историей легендарного агентства, прославившего себя в качестве признанного лидера в сферах самых разнообразных технологических инноваций. С учетом иной аудитории, в книге-летописи основной акцент мыслилось сместить с сугубо военных аспектов, вроде летающих дронов с ракетами «адский огонь» или стелс-технологий для невидимости бомбардировщиков и истребителей, на достижения куда более универсального характера. Вроде все того же Интернета, спутниковой навигации GPS, беспилотных автомобилей, электронно-кибернетических протезов и так далее.

Книга была подготовлена специально отобранным журналистом Майклом Бельфиором и вышла в 2009 году, получив несколько необычное для тома восхвалений название «Департамент чокнутых ученых». Но несмотря на обманчивое название, при прочтении книги несложно заметить, что вся работа выдержана в подобострастно-благоговейном тоне и очень аккуратно придерживается лишь открыто доступных, официально опубликованных материалов о деятельности DARPA. Хотя общеизвестно, что как минимум половина фондов агентства идет на засекреченные проекты, автор книги даже не пытался нарыть хоть какую-то информацию об этой – куда более интригующей – стороне «департамента».

Все перечисленные недостатки с лихвой компенсирует совсем новая книга об Агентстве, опубликованная в начале нынешнего года журналисткой Шэрон Вайнбергер и получившая наименование «Воображатели войны. Нерассказанная история DARPA, агентства Пентагона, которое изменило мир».

В отличие от Бельфиора, Вайнбергер предпочла провести полностью независимое критическое исследование, сумев раздобыть огромные массивы недоступной обычно информации. Главным образом перекрестно проверяемые факты собраны из материалов личных бесед с бывшими сотрудниками агентства (включая самых высокопоставленных, вплоть до первых лиц дирекции), а также из множества официальных секретных документов, рассекречиваемых на основе запросов FOIA, то есть по Закону о праве граждан на доступ к информации.

Из-за весьма особенной специфики в работе DARPA, обе книги об агентстве в высшей степени перегружены множеством разных фамилий и названий проектов. В этом бесконечном перечислении неизбежно и довольно быстро начинает теряться собственно суть всего рассказа. Суть деятельности футуристического Агентства, постоянно «прощупывающего будущее» и все время находящегося в поисках своей миссии.

Дабы и здесь похожим образом не сползать сейчас к перечислениям необозримого, имеет смысл отобрать и сопоставить лишь несколько особо примечательных проектов DARPA из разных периодов истории. А сопоставляя конкретные примеры, обращать особое внимание не на то, что обычно выпячивается, а совсем наоборот – на то, о чем упорно предпочитают умалчивать. На непроизносимое.

Выявляя именно такие моменты, удается обнаружить воистину удивительные вещи – о которых не только не пишут авторы двух самых содержательных книг о DARPA, но и не видно, на первый взгляд, практически никакой информации в интернете. Именно об этих «сюрпризах» и пойдет в итоге речь.

⇡#Антигравитация и суперкомпьютерные метафоры

Среди всех исследователей деятельности DARPA вряд ли найдется другой человек, который знал бы о тайнах в истории этого Агентства больше, чем Шэрон Вайнбергер. И по ее компетентному свидетельству практически все засекреченные поначалу проекты, если их разработка проходит успешно, рано или поздно становятся известны широкой публике. Либо через применение на поле боя, либо через коммерциализацию технологии на потребительском рынке.

Что же касается множества тех секретных разработок, которые завершились неудачей, то раскрывать эту информацию абсолютно никаких причин и стимулов у DARPA нет. Поэтому разузнать что-то содержательное здесь удается лишь по инициативным FOIA-запросам исследователей. Причем нередко приходится делать это через суд, поскольку «просто так» выполнять требования закона о рассекречивании гостайн многие военные ведомства и спецслужбы по разным причинам не желают.

Конкретно же в случае с DARPA, как мимоходом отмечает в своей книге Вайнбергер, порой обнаруживаются весьма странные и необъяснимые ситуации. Когда Агентство берется за доработку уже известной в общем-то технологии, проект в итоге завершается вроде бы очевидной неудачей, однако сопровождающую его документацию совершенно не удается рассекретить никакими усилиями – даже через суды.

В качестве одной из типичных загадок такого рода журналистка упоминает проект Jet Belt, или «реактивный пояс», финансировавшийся Агентством в 1960-е годы. Если в двух словах, то речь идет о технологии типа заплечного ранца-двигателя, позволяющего человеку свободно – аки птица – летать по воздуху. Под разными названиями типа Jet Pack или Rocket Belt это заманчивое устройство пытались создавать разные конструкторы, однако до кондиций действительно практичной технологии, обеспечивающей безопасные длительные полеты, довести дело так и не удалось.

Общедоступной информации о портативной технологии полетов, про которую в свое время говорили много и содержательно, можно найти сколько угодно. Но вот практически весь комплекс документов DARPA, посвященных этой разработке, по никем не разъясняемым причинам остается строго засекреченным. Хотя с той поры прошло уже полсотни лет.

Не разъяснить эту загадочную историю, но как минимум пролить на нее дополнительный свет помогает еще один абсолютно достоверный эпизод из примерно той же эпохи. Подробности и факты на данный счет изложены в материале «В поисках утраченной гравицапы», здесь же достаточно упомянуть лишь суть. О том, что в конце 1950-х годов от целого ряда лидеров авиационной индустрии США звучали необычные, но уверенные прогнозы на ближайшее будущее. Прогнозы, которые уже примерно через 5 лет – стандартный срок проектов в DARPA – сулили появление принципиально новых летательных аппаратов на основе антигравитации. (Как в проекте Jet Belt, так и в уверенных обещаниях анти-G фигурировала, что интересно, одна и та же компания Bell Aircraft.)

Когда же срок прогнозов подошел и прошел – и абсолютно ничего похожего на анти-G не появилось, то все, кто недавно делал обещания, вдруг резко и неожиданно замолкли. И категорически отказывались даже обсуждать эту тему вплоть до 1990-х годов. Из-за развала СССР и окончания холодной войны политический климат в ту пору сильно переменился, задули ветры перемен, а лидеры аэрокосмической индустрии вновь намного свободнее стали рассуждать о преимуществах антигравитационных технологий. В американском же космическом агентстве NASA, в частности, даже создали специальное подразделение «безумных проектов» или, официально, BPP (Breakthrough Propulsion Physics) – для открытого освоения новых неортодоксальных типов двигателей. Однако вскоре со всем этим энтузиазмом вот какая неприятная история приключилась.

Практически сразу же вслед за известными событиями 11 сентября 2001 года в мире задули ветры совсем других перемен. Тут уже не только стали засекречивать любые новые технологии потенциально военного применения, но и стали превращать  в гостайнууже известные, в общем-то, вещи. А открытые прежде лаборатории, занимавшиеся подобного рода исследованиями, стали просто ликвидировать, прекращая их финансирование.

Именно такая судьба, в частности, уже в 2002 году постигла подразделение BPP в составе NASA. Причем расформировали их аккурат в тот момент, когда исследователи для экспериментов только-только получили от изготовителей особые сверхпроводящие диски, на основе которых демонстрировался известный «антинаучный эффект Подклетнова», или экранирование гравитации с помощью вращающихся электромагнитных полей.

Еще через пять лет, в 2007-м, в Калифорнийском технологическом институте аналогичным образом расформировали другую интересную лабораторию, под эгидой и на деньги DARPA открыто занимавшуюся исследованиями экспериментальной физики в области так называемой оптофлюидики. Или, иначе, феноменами на стыке оптики и микрогидромеханики, демонстрирующими множество убедительных аналогий между физикой света и динамикой жидкостей.

Причем и здесь, что интересно, ликвидировали данное подразделение именно в тот момент, когда исследователи вышли на особо интересные результаты. Если чуть конкретнее, то ученые этой лаборатории в общих чертах разработали технологию оптического «метафорического суперкомпьютера», позволяющего с гигантскими скоростями – и близко недоступными для традиционных полупроводниковых процессоров – обсчитывать сложнейшие и иначе просто неподъемные научные задачи.

Примечательнее всего, что одновременно с ликвидацией лаборатории в Калтехе данный проект под тем же самым названием поначалу переместился в планы открытых разработок DARPA. Однако уже на следующий год о столь интересной прежде теме говорить и писать как-то вдруг все дружно перестали.

Так что на сегодняшний день никакой более свежей содержательной информации о метафорическом оптовычислителе в открытом доступе не наблюдается. Но по мимолетным комментариям от лидеров суперкомпьютерной индустрии США известно, что направление развивается и, очевидно, не без успехов. Хотя и в полном секрете от всех. Типа – сюрприи-и-и-из.

⇡#Собственность на знания

Самое любопытное в двух рассмотренных выше проектах – поначалу открытых, а затем полностью засекреченных – это то, что их тесно друг с другом связывает, несмотря на столь очевидно разные области исследований. Ибо можно продемонстрировать, что на самом деле – или, точнее, на очень глубоком уровне фундаментальной науки – в основе обеих этих разработок лежит существенно новая физика. Такая наука, которую очень влиятельные в США структуры и люди по некоторым неназываемым причинам предпочитают удерживать в глубокой тайне как можно более долго.

Один из общепризнанных в мире научных авторитетов, по роду профессии хорошо осведомленный на данный счет, говорит об этой проблеме такими словами:

«Большинство из нас обычно полагает, что способность к размышлениям и пониманию – это вещь естественная, человеческая и принадлежащая нам по праву. К несчастью, это заключение является ошибочным. Хотя кое-какая информация действительно доступна просто так и даже насильно прививается нам в школе, экономически наиболее ценные знания находятся в частной собственности и засекречены. Причем владельцы такого рода знаний совершенно не желают, чтобы эта «их собственность» становилась общедоступной, и определенно не желают, чтобы государство платило ученым за то, чтобы они данные вещи открывали.

Когда заводишь с этими людьми разговоры о данной проблеме, то они вам улыбаются и настаивают, что образование бесценно, ну а разнообразные способы ограничивать знания – будь то обструкция и преднамеренное порождение путаницы, распространение лжи и дезинформации – все это, конечно, неприятно и отвратительно, однако никаких заговоров тут вовсе нет. После чего они тут же меняют тему беседы, а за спиной объявляют вас параноиком».

На этом месте, по логике, было бы совершенно естественно уточнить, кому именно принадлежат данные слова и какими доводами этот человек их обосновывает. Однако в нашем рассказе – посвященном DARPA – для большей наглядности имеет смысл проиллюстрировать идею не напрямую, а эдаким обходным маневром. С опорой на еще несколько конкретных и куда более знаменитых из недавних разработок, профинансированных деньгами оборонного Агентства.

Сразу после известных событий 9/11 администрация DARPA тоже, ясное дело, попыталась подключиться к научно-техническому обеспечению «глобальной войны с терроризмом». Однако первая же их крупная инициатива на данном поприще – под названием TIA, или «Тотальная информационная осведомленность», – оказалась в высшей степени (особенно для пиара) неудачной затеей.

Даже сильно напуганное терактами американское общество оказалось совершенно не готово одобрить гигантскую датамайнинговую систему, в общенациональном масштабе объединяющую разные компьютерные базы данных и постоянно сканирующую личную жизнь всех граждан с целью выявления «террористических намерений». Сама идея о том, что любые коммуникационные контакты людей, все их покупки и поездки, денежные переводы и так далее будут не только фиксироваться, но и непрерывно анализироваться спецслужбами, звучала настолько чудовищно и по-оруэлловски, что проект TIA был зарублен, по сути даже не развернувшись. Точнее говоря, так это было представлено публике.

На самом же деле (как стало известно чуть позже), эту тему просто убрали из планов DARPA, а практически все подпроекты в составе TIA были тихо распределены среди разработчиков в секретных спецслужбах и далее развивались уже там — за заборами гостайны. Ну а самому Агентству пришлось напряженно думать, как бы поэффектнее восстановить свою славную репутацию, неожиданно подмоченную неудачным ходом с TIA. Красивый новый проект был вскоре придуман и получил название Grand Challenge, или «Великий вызов».

Под этим наименованием в 2003 году DARPA в качестве щедрого спонсора объявило конкурс разработчиков на лучший беспилотный автомобиль, способный полностью автономно проходить большие и сложные маршруты. Первое состязание «Великого вызова», устроенное в тот же год, завершилось, по сути дела, провалом, поскольку даже самый лучший из участников автопробега сумел успешно проехать сам только лишь первые 7 миль из намеченного 150-мильного маршрута.

Но уже ко второму такому конкурсу, прошедшему в 2005 году, участники сумели показать куда более позитивные результаты. Машине команды Стэнфордского университета, победившей в состязании, удалось успешно преодолеть целиком весь маршрут от старта до финиша – пусть и не с особо впечатляющей средней скоростью порядка 19 миль в час. Когда же в 2007-м прошел третий Grand Challenge, его результаты не только стали сенсацией для СМИ, но и показали всем прежде сомневавшимся, что автономные автомобили – это уже определенно реальность. Причем концепция не только вполне жизнеспособна, но и очень быстро развивается.

По сути дела, проект «Великий вызов» ярко продемонстрировал, что DARPA, как и прежде, умеет отлично справляться со своей миссией – взяться за весьма непростую техническую задачу (а на взгляд многих, фантастически сложную) и за небольшой срок (порядка пяти лет) продемонстрировать, что ее решение вполне возможно. Вскоре после третьего конкурса корпорация Google купила наиболее удачную разработку Стэнфордского университета, а уже в 2012-м публике был представлен автономный Google-мобиль на этой основе.

Понятно, наверное, что футуристические беспилотные машины в их нынешней фазе разработки практически никак не могли помочь военным усилиям США в Афганистане и Ираке. Что же касается более конкретной помощи от DARPA для бойцов на поле битвы, то здесь самым знаменитым продуктом Агентства – о котором больше всего упоминалось в СМИ и рассказывалось в отчетах для конгресса как об «образце инноваций» – стал портативный электронный гаджет – «как бы переводчик» – под названием «Фразелятор» (Phraselator).

Слова «как бы» добавлены здесь совсем не случайно, потому что хотя «Фразелятор» и был похож на специальный чудо-компьютер, мгновенно переводящий фразы голосовой речи с одного языка на другой, на самом деле никакого перевода в гаджете не осуществлялось. А что реально было, так это прописанный в память, заранее начитанный набор из некоторого количества фраз на языках местных жителей Афганистана или Ирака. Плюс программа распознавания английской речи. И когда американский боец на вражеской территории хотел что-то узнать у туземца, он произносил вопрос по-английски, гаджет пытался эту фразу понять и подбирал для нее аналог на туземном языке – громко озвучивая «перевод» вслух и требуя одного из двух ответов: «да» (поднять одну руку) или «нет» (поднять две руки)…

Уже из этого краткого описания понятно, наверное, что реально применять в боевых условиях этот «образец инноваций» оказалось крайне проблематично (не только из-за регулярных глюков с распознаванием речи, но и по причине недоверия местного населения, явно не желавшего честно откликаться на вопросы-приказы машины). Но при этом один из побочных результатов данного проекта DARPA стал действительно большим коммерческим успехом.

Среди множества компонентов большой разработки была программа в области искусственного интеллекта под названием «Персональный самообучающийся помощник». Развитием этого направления занимался Стэнфордский исследовательский институт, более известный в мире как SRI International. В конечном итоге военные данной разработкой SRI не заинтересовались, так что их программа и финансирование от DARPA были прекращены, а в руководстве SRI International, соответственно, решили выделить созданную технологию в самостоятельное дело. Как результат, в 2007 году родилась компания под названием SIRI, причем довольно скоро ее купила корпорация Apple и в 2011-м встроила технологию «говорящего помощника Siri» в свой новый iPhone 4S.

Как резюмировала эти метаморфозы продукта Шэрон Вайнбергер в своей новой книге, «усилия DARPA по обработке естественной речи оказались не особо полезны солдатам при разговорах с афганцами, но они оказались очень полезны американцам в поисках ближайшего «Старбакса» или «Макдональдса».

⇡#Физика с открытыми кодами

При внимательном сопоставлении этих «историй яркого успеха» с предыдущими «историями полного засекречивания» несложно ухватить пару важных моментов. Один момент – общего характера – напрямую связан с интересами финансирующих структур. Если тема разработки представляется для инстанций не особо важной, то они легко отпускают результаты в свободное коммерческое плавание. Если же тема важна, то вокруг нее воздвигается панцирь секретности и замалчиваний, а открытые исследования быстро сворачиваются.

Второй момент – частного характера – касается неоднократных упоминаний исследователей из Стэнфорда, будь то из университета или же из SRI (в прежние времена эти структуры были непосредственно связаны друг с другом). Интересен данный момент по той причине, что совсем недавно, с осени 2015 года, в Стэнфордском университете обосновался штаб «It from Qubit» – мощного и совершенно нового научно-исследовательского сообщества ученых из разных стран, которые финансируются полностью из частных (а не государственных, что существенно) источников и намерены самым кардинальным образом преобразовать фундаментальные основы физической науки.

Для того чтобы стало понятнее, отчего это важно в контексте историй про DARPA, полезно взглянуть на засекреченные проекты военного Агентства (и NASA) в довольно особенном – нестандартном – ракурсе. Если говорить о проектах вокруг новых принципов полета, анти-G и сверхпроводящих дисков, то особо важен нюанс с экранированием гравитации вращающимся электромагнитным полем. Ибо вся электромагнитная теория Максвелла была выстроена на основе аналогий между явлениями гидродинамики и электричества-магнетизма. Иначе говоря, в данном секретном проекте отчетливо просматриваются физические взаимосвязи по линии «гидродинамика — ЭМ — гравитация».

На другом направлении засекречиваний, вокруг метафорического компьютинга, столь же отчетливо просматриваются связи по линии аналогий «гидродинамика – квантовая оптика – квантовые вычисления». А если принять во внимание недавние открытия французских физиков-экспериментаторов, обнаруживших массу прямых и наглядных соответствий между феноменами классической физики жидкостей и «непостижимыми» прежде квантовыми феноменами, то и в целом можно говорить о единой фундаментальной основе для природы гидродинамических и квантовых явлений.

Это, повторим еще раз, те сигналы о «другой физике», которые можно извлечь из засекреченных научных проектов, финансируемых властями США. Ну а созданный ныне на сугубо частные деньги – и изначально совершенно открытый – проект-коллаборация It from Qubit или «Это все из кубита», ставит своей целью фундаментально новое объединение основ физики, квантовой теории и гравитации, на основе «сцепленных кубитов», или, иначе, теории квантовых вычислений. Причем делать это планируется через перевод всей физики на язык гидродинамики, под следующим интересным девизом:

«Гравитация – это гидродинамика сцепленности». На сегодняшний день это не более чем просто слова, однако мы нацелены на то, чтобы превратить их в точные формулы.

Из этих решительных слов и обстоятельств рождения затеи, во-первых, ясно, что организаторы новой инициативы не только абсолютно никак не связаны здесь с проектами DARPA, но и вообще не отягощены обязательствами перед секретными научными разработками государства.

Ну а во-вторых, для финала, очевидно, пора раскрыть личность того «авторитетного ученого», горестные сетования которого о тайном присвоении и засекречивании наиболее ценных для людей знаний были процитированы выше. Ибо человеком этим является знаменитый американский физик, нобелевский лауреат Роберт Лафлин. Много десятилетий проработавший не только профессором Стэнфордского универститета, но и также, по совместительству, сотрудником секретных государственных структур, занимающихся разработкой ядерного оружия. Иначе говоря, ученый, отлично знакомый со всей этой кухней научных гостайн изнутри, но не имеющий возможности разглашать известные ему факты, чтобы не стать «изменником и предателем».

Сочетая же эти «во-первых» и «во-вторых» (а также научно-публицистические книги Роберта Лафлина, где он хотя и иносказательно, но все равно вполне внятно пишет о гидродинамических основах в фундаменте новой физики), можно сделать такой неожиданный вывод.

Даже засекречивая особо важные для неведомо кого научные знания, принадлежащие на самом деле всем, агентство DARPA по-любому делает человечеству немалую услугу. Благодаря именно таким тщательно огораживаемым территориям, попадающим в зону «непроизносимого», грамотные исследователи не только лучше сориентируются в местах, где сокрыто наиболее интересное, но и неизбежно откроют это сами.

Потому что в открытой науке талантливых ученых все равно несопоставимо больше, и даже в DARPA (где работают над этим постоянно) уже отлично знают, что «нельзя пойти и убить их всех».

# # #

Ссылки и дополнительное чтение в тему:

  • Michael Belfiore, «The Department of Mad Scientists. How DARPA Is Remaking Our World, from the Internet to Artificial Limbs», 2009. Подробности об этой работе см. в тексте: «Раздвигая границы возможного»
  • Sharon Weinberger, The Imagineers of War. The Untold Story of DARPA, the Pentagon Agency That Changed the World» , 2017.
  • «В поисках утраченной гравицапы»
  • «Метафорический компьютинг»
  • Рассказ о TIA см. в материале «Тотальное знание–сила»
  • Развернутое описание инициативы «It from Qubit» можно найти в тексте Sci-Myst #9, раздел (3) «Это все из сцепленных кубитов».
  • О множестве явных аналогий между эффектами гидродинамики и квантовыми феноменами см. «Квантовая физика как она есть»
  • О книгах Роберта Лафлина «Преступление размышления» и «Другая вселенная» см. «Наш человек в Стэнфорде»

 

 

Источник: 3Dnews.ru

vovamayskiyКонсоли⇡#«Убьем их всех» Осенью нынешнего года исполняется ровно 60 лет с момента запуска советского спутника – первого космического аппарата, выведенного человечеством Земли на орбиту нашей планеты. А еще через несколько месяцев, в начале 2018, исполнится ровно 60 лет весьма примечательной организации под названием DARPA (Агентство передовых исследований Министерства обороны США)....Новинки виртуальных игр